Главная » Статьи » Философия » Определение места философии в жизни человека [ Добавить статью ]

Философия как личный опыт. Философия Никифорова.

Никифоров А.Л.
Философия как личный опыт
Мы привыкли считать философию, по крайней мере марксистскую философию, наукой. В наших учебных курсах, популярных изданиях, да и серьёзных работах диалек-тический материализм определяется как «наука о наиболее общих законах движения и развития природы, общества и мышления». Причём эти законы мыслятся как во всём по-добные законам физики, химии или биологии, хотя, в отличие от законов конкретных на-ук, законам, изучаемым философией, приписывается большая общность, или, как говорят, всеобщность: «Предметом философии является всеобщее в системе «мир – человек». И подобно тому, как конкретные науки открывают объективные законы той или иной облас-ти явлений, так и философия открывает объективные законы, справедливые для всех об-ластей познаваемого нами мира. Именно такое представление о марксистской философии господствует в умах подавляющего большинства советских философов и в общественном сознании.
Отождествление философии с наукой приносит, на мой взгляд, большой и разнооб-разный вред не только философии, но и обществу в целом.
…Философия никогда не была, не является и, по-видимому, никогда не будет нау-кой. Осознание этого обстоятельства будет иметь многочисленные и благотворные след-ствия для нашей культуры. В частности, оно освободит наконец наше сознание от власти «единственно верной» и «подлинно научной» философской концепции.
Критерии демаркации.
По-видимому, ещё к Лейбницу восходит то определение тождества, согласно кото-рому две вещи являются тождественными, если все свойства одной из них являются в то же время свойствами другой и обратно. Я попытаюсь показать, что некоторые особенно-сти науки не принадлежат философии, следовательно, наука и философия – разные вещи. […]
Верификационный критерий (Венский кружок, неопозитивизм): наука стремится подтверждать свои гипотезы, законы, теории с помощью эмпирических данных. […]
Значение подтверждения определяется тем, что в нем видят один из критериев ис-тинности научных теорий и законов. Для того, чтобы установить, соответствует ли теория действительности, т.е. верна ли она, мы обращаемся к экспериментам и фактам, и если они подтверждают нашу теорию, то это даёт нам некоторое основание считать её истин-ной. […]
С логической точки зрения процедура подтверждения проста. Из утверждения Н мы дедуцируем некоторое эмпирическое положение Е. Затем с помощью эмпирических методов науки проверяем предположение Е. Если оно истинно, то это и рассматривается как подтверждение Н. Допустим, мы утверждаем: «Ночью все кошки серы». Отсюда мож-но заключить, что и живущая у нас Мурка ночью должна показаться серой. Проверяя это, мы убеждаемся в том, что действительно ночью нашу Мурку рассмотреть затруднительно. Это и будет подтверждением нашего суждения о кошках. Конечно, здесь дело представ-лено предельно упрощённо, в реальной науке цепь рассуждений, ведущая от гипотезы к фактам, будет несравненно более длинной и сложной. Однако и в этом простом примере присутствуют важнейшие элементы подтверждения – логический вывод и эмпирическая проверка.
Философия, на мой взгляд, равнодушна к подтверждениям. Правда, мы часто под-чёркиваем, что марксистская философия находится в согласии с научными представле-ниями, и склонны рассматривать это как подтверждение наших воззрений. Но, во-первых, это вовсе не то эмпирическое подтверждение, к которому стремится наука. Здесь нет ни логического вывода (научных данных из философских положений), ни обращения к эмпи-рическим методам. Речь идёт просто о совместимости философской системы с данными науки, но совместимость отнюдь нельзя рассматривать как подтверждение, указывающее на возможную истинность системы. […]
Фальсификационный критерий (К. Поппер): утверждения науки эмпирически про-веряемы и в принципе могут быть опровергнуты опытом. Пусть проверка носит опосредо-ванный характер, пусть опровержение достигается с гораздо большим трудом, нежели по-лагал сам Поппер, однако опыт, факты, эмпирические данные все-таки ограничивают фантазии учёных-теоретиков, а порой даже опровергают их построения. Эмпирическая проверяемость – один из важнейших и почти общепризнанных критериев научности.
На мой взгляд, утверждения философии эмпирически непроверяемы и неопровер-жимы. […]
Ну как, в самом деле, проверить и опровергнуть утверждение о том, что материя первична, а сознание вторично; что в основе развития природы лежит саморазвитие абсо-лютного духа; что субстанция представляет собой единство Природы и Бога и т.п.? когда Пьер Тейяр де Шарден утверждает, что каждая частичка вещества наделена некоторым подобием психического, то разве смущает его какой-нибудь вполне безжизненный ка-мень, лежащий на дороге? Нет, конечно. Факты, с которыми имеет дело наука, всегда, по крайней мере со времён античности, были безразличны для философии, ибо с самого на-чала своего возникновения она пыталась говорить о тех вещах, которые находятся за пре-делами повседневного опыта и научного исследования – о сущности мира, о добре и зле, о совести и свободе и т.п.
Парадигмальный критерий (Т. Кун): в каждой науке существует одна (иногда не-сколько) фундаментальная теория – парадигма, которой в определённый период придер-живается большинство учёных. При всех оговорках, связанных с неопределённостью по-нятия парадигмы, нельзя отрицать тот факт, что в науке имеются достижения, признавае-мые всем научным сообществом. По-видимому, до тех пор, пока такой фонд общепри-знанных достижений в некоторой области не сложился, в ней ещё нет науки.
Имеется множество мнений, хаотичная совокупность фактов и методов, и каждый исследователь должен начинать с самого начала. Так было в оптике до того, как Ньютон сформулировал первую парадигму в области учения о свете; так было в исследованиях электричества до работ Б. Франклина; в учении о наследственности до признания законов Г. Менделя и т.д. В то же время для всех нас совершенно очевидно, что в философии ни-когда не было господствующей парадигмы.
Для неё характерен плюрализм школ, течений, направлений (Кун именно в этом видит принципиальное отличие философии от науки). Фактически каждый более или ме-нее самостоятельный мыслитель создаёт свою собственную философскую систему. Если принять во внимание то обстоятельство, что парадигма и научное сообщество являются в некотором смысле тождественными понятиями, т.е. парадигма может быть определена как то, во что верит научное сообщество, а научное сообщество – как совокупность сторонни-ков парадигмы, то возникает вопрос: существует ли философское сообщество? Если у фи-лософов нет общей парадигмы, то что их объединяет и отличает?
На такой вопрос довольно трудно ответить. Даже в рамках марксистской филосо-фии, несмотря на жёсткий внешний контроль, сохраняется разнообразие мнений и сужде-ний практически по всем вопросам. Каждый из нас знает, как трудно среди профессиона-лов встретить хотя бы одного человека, который согласился бы с твоим решением той проблемы, которой он сам интересуется. Да что там говорить о согласии, когда чаще всего нам не хватает простого взаимопонимания!
Методы. Наука широко пользуется наблюдением, измерением, экспериментом. Она часто обращается к индукции и опирается на индуктивные обобщения. Наука стремится вводить количественные понятия и использует математический аппарат. Наука широко пользуется гипотезой для получения нового знания. Всего этого в философии нет или почти нет: философ не проводит целенаправленных наблюдений, не ставит эксперимен-тов, не собирает фактов – он сидит в библиотеке и читает книги. […]
Область же философского исследования настолько широка и неопределённа, что философия не может ограничивать себя никаким специальным методом. Ещё раз: специ-фика методов конкретных наук детерминирована спецификой изучаемой ими области объектов; следовательно, у философии нет определённого метода исследования.
Проблемы. В науке всегда существует круг открытых и общезначимых проблем. Всем биологам интересно знать, как устроена хромосома или есть ли жизнь на Марсе, лю-бого физика заинтересует сообщение о новой элементарной частице и т.д. Учёные ищут решений своих проблем, и если ответ найден, то вряд ли кому-нибудь придёт в голову ещё и ещё раз решать закрытую проблему. Вопрос выражает отсутствие информации, и, как только информация получена, вопрос снимается или становится риторическим.
В философии же дело обстоит совершенно иначе. По-видимому, в неё нет обще-значимых проблем. Проблемы, интересные для одного философа или философского на-правления, могут показаться тривиальными или даже бессмысленными с точки зрения другого философа, иного философского направления. Ну, например, вопрос о том, как от-делить царство духа от царства кесаря, обсуждению которого Н.А. Бердяев посвятил це-лую книгу, для марксиста вообще не является вопросом. Проблема соотношения абсо-лютной и относительной истины, которой в марксистской литературе уделяется большое внимание, для сторонника прагматизма лишена не только какого-либо интереса, но и смысла. В начале 30-х годов логические эмпиристы провели бурную дискуссию о природе протокольных предложений. Эта дискуссия оставила совершенно равнодушными фран-цузских и немецких экзистенциалистов. И т.д.
Здесь, кажется, нет и открытых проблем. На любой вопрос всегда имеется ответ и даже не один, а несколько. Тем не менее, философы продолжают искать всё новые ответы на давно сформулированные и решённые проблемы.
Язык. Каждая конкретная наука вырабатывает специфический язык, стремится сде-лать свои понятия всё более точными. Этот язык является общепринятым, он служит для коммуникации между учёными данной области и для выражения научных результатов. И важным элементом подготовки будущего учёного является как раз овладение этим специ-альным языком. Понятия конкретной научной дисциплины в систематическом и точном виде представлены в учебнике, аккумулирующем в себе все достижения этой дисципли-ны. Поэтому, осваивая учебник, будущий специалист усваивает точку зрения на мир своей науки, её результаты и методы их получения.
Я не знаю, можно ли говорить о каком-то специальном философском языке. Из-вестно, что писатели, поэты, художники, общественные деятели на обычном повседнев-ном языке иногда выражали интересные и глубокие философские идеи и даже целостные мировоззренческие концепции. Во всяком случае, язык философии расплывчат и неопре-делён. Каждый философ вкладывает в философские понятия своё собственное содержа-ние, свой собственный смысл. Сравните, например, употребление таких понятий как «суб-станция», «материя», «душа», «опыт», «движение», крупнейшими философами Нового времени, и вы увидите, как сильно они расходятся в истолковании этих понятий. Поэтому учебник по философии – подобный учебнику по механике или химии – в принципе невоз-можен и обучение будущих философов может опираться только на первоисточники.
Насколько сильно язык философии отличается от языка конкретных наук, особенно легко заметить, если сравнить философский словарь со словарём, скажем, физики. В фи-зическом словаре каждому термину дано чёткое определение, указаны законы, в которые он входит, способы измерения и единицы соответствующей величины. Лишь в редких случаях упоминается имя учёного, впервые употребившего данный термин. Совершенно иной характер носит философский словарь. 90% его содержания составляют исторические справки, повествующие о том, кто и в каком смысле употреблял обсуждаемый термин. Иначе говоря, в философском словаре, как правило, представлена история понятий и принципов, в то время как словарь конкретной науки даёт их теорию.
Развитие науки также довольно сильно отличается от развития философии. В фи-лософии нет того непрерывного поступательного движения ко все более полному, точно-му и глубокому знанию…. Здесь перед нами предстаёт многоцветный калейдоскоп разно-образных идей, концепций, точек зрения, дискуссий и споров, возвратов к старым про-блемам и, казалось бы, давно умершим взглядам. В науке легко заметить развитие, в фи-лософии на переднем плане мы замечаем, прежде всего, изменение.
Никифоров Л.А. Философия как личный опыт./Л.А. Никифоров// Заблуждающийся разум? Многообразие вненаучного знания. – М.: Полит. литература, 1990. С. 296-304


Источник:
Категория: Определение места философии в жизни человека | Добавил: Admin (14.01.2012) | Автор: E W
Просмотров: 2315 | Комментарии: 0 | Теги: философия никифорова | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0